Для детей от 2 до 9 лет и их родителей!

+7 (495) 971-32-52

+7 (495) 379-18-63

+7 (903) 105-03-03

 

 

Чтобы вырасти здоровыми, дети должны уметь ... играть"

  ..."Детская игра полна смысла и чрезвычайно важна для ребенка, так как через игру ему становятся доступными те области, где ему трудно найти слова. Дети могут использовать игрушки для того, чтобы рассказать то ...

подробнее...

"Чтобы вырасти здоровыми, дети должны уметь...играть".

      Пономарева Галина Анатольевна, психолог.

Мой многолетний опыт работы с детьми от 2-х до 9 лет с разными проблемами, позволяет предположить, что игровая терапия - нередко единственный путь помощи детям, которые еще не освоили мир слов, взрослых ценностей и правил. Когда ребенок встречает истинное понимание и принятие своего состояния, он преодолевает свои внутренние конфликты, психологический дискомфорт, невротические состояния и становится способен к личностному росту и развитию. Наиболее естественным способом проникновения в мир детства, для познания его и для воздействия на него, является игра. Игра-это произвольная, внутренне мотивированная деятельность, предусматривающая гибкость в решении вопроса о том, как использовать тот или иной предмет. Ребенок испытывает удовольствие от процесса игры; ее результат не так важен. В игре физические, умственные, эмоциональные качества ребенка включаются в творческий процесс, он погружается в него целиком. Детская игра полна смысла и чрезвычайно важна для ребенка, так как через игру ему становятся доступными те области, где ему трудно найти слова. Дети могут использовать игрушки для того, чтобы рассказать то, что они не могут сказать, сделать то, что им самим неловко сделать и выразить чувства, которые могут вызвать неодобрение окружающих. Игра - символический язык для самовыражения, и игра может открыть нам: что пережил ребенок; как он реагирует на то, что он пережил; чувства, связанные с тем, что он пережил; какие желания, мечты и потребности возникают у ребенка, особенности его представления о себе и его восприятии мира. Игра представляет собой попытку ребенка организовать свой опыт, свой личный мир. В процессе игры ребенок переживает чувства контроля над ситуацией, даже если реальные обстоятельства этому противоречат. Детям для нормального развития нужны безусловное принятие самого себя и принятие себя другими, право выбора, возможность развития ответственности за самого себя и дозволенности быть самим собой. Динамика внутреннего роста происходит в свете этих переживаний, которые и составляют часть самовосприятия ребенка. «Игровой опыт терапевтичен, поскольку в игре создаются безопасные отношения между ребенком и взрослым, так, что ребенок свободен утверждать себя так, как он умеет, в точности таким, каков он в данный момент, собственным способом и в собственном темпе» (Вирджиния Экслайн). У детей существует унаследованная ими тенденция целенаправленно двигаться к приспособлению, психическому здоровью, росту и развитию, личностной автономии, и к тому, что принято описывать термином «самоактуализация». Базовой характеристикой жизни является активность. Дети по своей природе активны. Поэтому мир ребенка - это мир действия и деятельности. Специально подобранные игрушки в игровой комнате, облегчают ребенку выражение его чувств. Ребенка не принуждают обсуждать то, что произошло или происходит в его жизни, скорее он проживает в каждый момент игры свой прошлый опыт и связанные с ним чувства. Выводя свои чувства на поверхность, вовне, ребенок получает возможность взглянуть на них со стороны, и может или научиться управлять ими, или отказаться от них. Когда ребенок переживает чувство свободы и дозволенности управлять собственной игрой в системе эмпатических и заинтересованных отношений, у него развивается самодисциплина и упорство, которые проистекают из постоянного усилия, требующегося для того, чтобы проделать или завершить ту деятельность или тот проект, который он сам выбрал. Процесс самостоятельного выбора деятельности, управление действием и способность положиться на самого себя в отношении результатов усиливает «Я» ребенка и способствует развитию у него уверенности в себе. Игровая терапия, на мой взгляд, эффективна при решении самых разнообразных детских проблем:
• Коррекция агрессивного и гиперактивного поведения,
• Улучшение психоэмоционального состояния детей после изменений в семье (развод родителей, рождение второго ребенка и др.),
• Улучшение эмоционального состояния детей(страхи, фобии, невротические реакции, неврозы, навязчивые состояния и др.),
• Снижение стресса и тревожности во время и после госпитализации,
• Улучшение успеваемости детей с затруднениями в обучении,

  • Коррекция отставаний в речевом развитии,

• Облегчение состояния при психосоматических заболеваниях: астме, колите, аллергиях и пр.,
• Улучшение отношения к себе, повышение самооценки, уверенности в себе и своих силах и др.

Примеры из практики (по этическим причинам имена детей изменены).

Сережа, 7 лет. Несколько последних месяцев стал плохо спать, раздражителен, агрессивен, учится хуже (со слов мамы и учительницы). Семья благополучная. Сережа - старший сын, младшему мальчику - 2,5 месяца. Сережа - мальчик общительный, в контакт входит легко. Предположительно, изменения в поведении ребенка связаны с изменением ситуации в семье - рождением братика. Терапия проводилась два месяца (8 сеансов 1 раз в неделю по 40 минут). Предположения о причинах эмоциональной нестабильности подтвердились на первых же сеансах терапии: агрессия мальчика была направлена на куклу - ребенка, которую Сережа закапывал в песок, потом топил в воде, бил, ставил в угол. Рисовал овальную фигуру на бумаге черной краской, затем энергично замазывал ее толстым слоем этой же краски, нажимая на кисточку так, что рвалась бумага. Негативные эмоции на протяжении первых трех сеансов были очень интенсивными, но уже к концу четвертого сеанса чувствовалось, что напряжение падает. На пятом, шестом и седьмом сеансах агрессия уже незначительная, мальчик играет с куклой-ребенком, строит, что-то из песка для нее, обращается с ней бережно. Комментирует: «Он маленький», «Ничего-то ты не умеешь». Катает ребенка на машине, потом укладывает в кроватку, кормит из бутылки с соской. Восьмой, последний сеанс: к кукле-ребенку почти не проявил интереса, немножко повозился с машинкой. Впечатление такое, что ему уже скучно. Потом начал рисовать домик, солнце, небо, дерево, травку. Рисует с удовольствием, использует яркие краски. Мальчик спокойный, уравновешенный, общительный. В процессе терапии снималось напряжение, отрабатывалась агрессия, и у мальчика нормализовался сон (по словам мамы, через четыре недели после начала терапии). Он стал более спокойным и ответственным, наладилась учеба в школе, по отношению к братику появилась некоторая снисходительность и покровительственное отношение.

Марина, 6 лет. Очень тревожна, мнительна, обидчива. По словам мамы, очень плохо засыпает вечером, с особым удовольствием портит и пачкает вещи, ломает игрушки, когда ест, старается посильнее намусорить на столе и на полу. Убирать за собой отказывается. На все замечания и запреты матери и воспитателей в детском саду отвечает противодействием. Марина «домашний» ребенок, единственный в семье, все время до подготовительной группы в детском саду находилась дома с мамой или бабушкой. Мама очень тревожная, «зациклена» на чистоте и порядке, в речи - «должна» и «нельзя». Папа постоянно на работе. В семье частые конфликты. Терапия проводилась на протяжении 6 месяцев 1 раз в неделю. На первых сеансах девочка пытается определить границы дозволенного: пачкает руки в краске и одежду, переходит к глине, возится с песком, впечатление такое, что главное - испачкаться посильнее и все вокруг испачкать. Приходится устанавливать ограничения. Один раз сеанс был прекращен преждевременно. Начиная с 14 сеанса, начались изменения: у девочки появилось желание за собой вымыть стол, который до этого испачкала красками; вытереть пол, куда только что бросила кусок глины и пр. К завершению терапии, Марина рисует красками, лепит из глины, любит раскрашивать сырую глину в разные цвета, но пачкается в пределах необходимого. Стала более спокойной. По словам мамы, в процессе терапии стала проявлять интерес к домашним делам: начала предлагать свою помощь. Теперь сама моет посуду и обувь. Стала самостоятельно засыпать и лучше есть. Улучшилось поведение в детском саду.

Даша, 4 года. Девочка общительная, очень легко входит в контакт, но эмоционально не стабильна, часты вспышки агрессии, желание сделать больно другим детям в детском саду. По слова мамы, дома очень капризная, плаксивая, плохо ест, вечером не может уснуть и ей приходится сидеть возле дочери часами. Ночью часто просыпается и плачет, говорит, что боится спать одна, просится к родителям. Семья благополучная. По мнению мамы, Даша изменилась после рождения младшей сестренки, чуть больше года назад. Первые дни проявляла интерес к малышке, но потом стала себя вести «не так»: проходя мимо кроватки ребенка, старалась толкнуть ее или чем- нибудь стукнуть, когда ребенок плакал, со злостью говорила родителям: «Зачем вы ее взяли, она так противно орет», и сама стала плаксивой и нервной. Предположительно, поведение Даши связано с изменением семейной ситуации, рождением сестренки. Игровая терапия проводилась около трех месяцев ( 11 сеансов, 1 раз в неделю по 40 минут). На первых трех сеансах Даша подтвердила своей игрой предположение о причинах своей тревоги: она очень активно отыгрывала агрессию, направляя ее сначала на куклу для битья, затем - на куклу-ребенка. На последующих сеансах девочка активно работала с глиной и водой: лепила фигурку человечка и топила в воде. 4-7 сеансы почти одинаковы: начинаются с активной отработки агрессии (наказывает куклу-малыша, закапывает ее в песок, топит в тазу с водой и заваливает кубиками). Затем переходит к лепке фигурки человечка и красит ее черной краской, после этого расплющивает; или рисует на бумаге какую-нибудь фигуру и очень агрессивно зачеркивает или замазывает ее темной краской. К концу сеансов интенсивность агрессии падает, девочка пытается играть в маму, папу и дочку. Восьмой сеанс: агрессия, направленная на ребенка, незначительна, быстро его побила и бросила в песочницу, затем попыталась нарисовать девочку, но не получилось, и все зачеркнула, скомкала и порвала лист. Рисовала синей краской. Начала играть в маму, папу и дочку, а в конце сеанса вытащила из песочницы куклу-ребенка, побила ее, потом вымыла в тазу и сказала: «Теперь у них еще ребенок». На 9 сеансе еще наказывает ребенка, шлепает его и ставит в угол. На последних сеансах проявляет заботу, кормит его, купает, водит к доктору, заворачивает в одеяло, гуляет с ним. Теперь она - мама и это ее ребенок. Агрессии нет. Рисует красками, цвета яркие, объекты изображения - цветочек, веточка, грибок. По словам мамы, в процессе терапии уже к концу первого месяца Даша стала лучше спать, ее плаксивость исчезла, появилось желание помочь матери по хозяйству: «Я уже большая». Проявляет заботу о сестренке. В детском саду, по словам воспитателя, Даша стала более спокойной, ответственной. Появилось увлечение: с удовольствием рисует дома красками.

Илья, 7 лет. Эмоционально нестабильный, чувствительный мальчик, то агрессивен, то плаксив. По словам мамы, засыпает, ночью просыпается, боится темноты, часто снятся кошмары. В семье единственный ребенок. Из предварительной беседы с мамой становится ясно, что методы воспитания мамы и папы абсолютно различны: мама сына жалеет, т.к. он часто болеет, и во всем ему потакает. Папа, наоборот, за любую провинность наказывает, иногда и ремнем, в речи папы: «ты должен», «ты же мужчина», «ты не должен», очень раздражается, если сын плачет. Успехи у мальчика в школе средние, хотя может учиться лучше. Терапия с ребенком проводилась около 6 месяцев 1 раз в неделю по 40 минут. Одновременно шла работа с родителями, поочередно, то с мамой, то с папой. На первом сеансе Илья просидел в углу, немного поковырялся в песке. «Что нужно делать?», «Что я должен делать?», «Как я должен играть?». Боится, что что-то сделает не так. На втором сеансе «А может, я сделаю домик из песка?», «А может, я буду строить из кубиков?» и прочее. Затем начал играть сам, пробует границы дозволенного. Устанавливаю запреты. Быстро переключается с одной деятельности на другую, не заканчивая ничего. Работает с красками, глиной, водой, песком, мячами. На шестом сеансе начинает отыгрывать агрессию на кукле для битья. Пытается сочинять страшные истории, но ни одну не доводит до конца. На следующих сеансах появляется новое - закончил рисунок, использует в основном синие и зеленые краски. Больше работает с песком и водой: строит дом для бегемотиков, сажает деревья и делает озеро. Придумывает сюжет про страшного паука, который приходит к ним и хочет их забрать. Рассказывает историю страшным голосом.Сюжет истории про бегемотиков и паука проигрывает 3 раза. «Теперь туда приходит лев и убивает паука. Бегемотики рады».Из глины делает дом, в котором «какой-то дяденька выключил свет, а все люди бояться и не могут выйти. Но вот приехала милиция, все сразу обрадовались и включили свет».На последних сеансах придумывает истории на разные темы, у всех историй логический конец, добро побеждает. Комментирует все этапы игры очень подробно. В процессе терапии Илья снял агрессию и отыграл страхи, научился доводить дело до конца, хорошо отработал коммуникативные навыки, лучше стал относиться к себе и окружающим. По словам учителя и родителей, он стал более спокойным и уравновешенным, уверенным в себе и своих силах. Нормализовался сон, улучшилась успеваемость в школе. Родители сумели выработать единую стратегию в воспитании ребенка.

Аня, 7 лет. Учится хорошо. Очень тревожная и мнительная девочка, очень боится, что-то сделать не так, при малейшей неудаче, слезы, истерика. Она знает, что она «должна» делать так, и «не должна» делать так. Аня- младшая дочь, а старшая девочка учится в 9 классе. Мама постоянно ставит старшую дочь в пример Ане. Тип воспитания в семье - повышенная моральная ответственность. По словам мамы, Аня плохо спит и ест, часто плачет, капризничает. Ситуация осложняется тем, что у Ани эписиндром и часто случаются припадки. Мама и старшая сестра подключены к терапии. На первых сеансах Аня, в основном, отыгрывает агрессию, направленную на старшую сестру и семейные установки «Должна» и «Не должна». Затем переключается на школьные проблемы: играет в школу, причем, всем куклам-детям ставит двойки, называет «лентяями» и «лентяйками», кричит на них и даже шлепает. На последующих сеансах терапии основные мотивы игры повторяются - «сестра» и «школа». Постепенно агрессия, направленная на куклу-сестру, снизилась. Куклу-сестру моет, причесывает, кормит из соски и укладывает в кровать. Перед уходом говорит мне: «Ты ее корми, а то она будет голодная». Игра в школу продолжается, но оценки куклам ставит лучше, появились четверки, и даже, пятерки. На последнем сеансе девочка играет в «школу» без обычного напряжения. Ученики-куклы все стараются и получают хорошие оценки. Тройку комментирует: «В следующий раз старайся, получишь пять». На протяжении всей работы происходят позитивные изменения в эмоциональной сфере девочки, снимается напряжение, связанное с обучением, а так же агрессия, основанная на соперничестве с сестрой. По словам мамы, в процессе терапии у девочки наладился сон, она лучше ест, стала более самостоятельной и ответственной. Помогает маме в домашних делах, лучше контактирует с детьми, нашла подружку. Количество эпиприпадков снизилось. Конечно, нужно отдать должное маме, которая смогла перестроиться и изменить достаточно жесткую систему воспитания на более гибкую, учитывая возможности и потребности младшей дочери.
Юля, 8 лет. Вялая, безразличная девочка. Движения медленные, неуклюжие, лицо амимичное. В классе ни с кем не общается. Речь: «Да» и «Нет». Контакта глазами нет. Педагог рекомендует коррекционное обучение. Семья благополучная, у Юли есть старшая сестра, которая учится в 9 классе и хорошо успевает. По словам папы, в общении с членами семьи Юля использует еще с десяток слов, но на эмоциональный контакт не идет. Играет одна, всегда в «домик»: рассаживает кукол вокруг стола, расставляет мебель, медленно передвигает кукол, потом просто сидит, обычно, спиной к окружающим. Игра одна и та же повторяется постоянно. Воспитание в семье по типу гиперопеки. Интереса к обучению у девочки нет, успехов тоже. Терапия проводилась на протяжении восьми месяцев. В терапию включена вся семья. На первых шести сеансах - игра в «домик» (все так, как рассказывал папа). На мои комментарии иногда говорит: «Да». Контактировать даже не пытается. Как только встречаемся взглядом, сразу отводит глаза. Начиная с седьмого сеанса, контакт глазами более длительный. Игра та же самая. Но появились две новых фигуры и угощение на столе. Начиная с девятого сеанса, пытается оперировать новыми словами. Мотивы игры повторяются: «домик, гости, кормление». На 14-ом сеансе, наконец, выходит из своего угла, подходит к столу с красками. Рассматривает кисти, бумагу. Я предлагаю порисовать, отвечает: «Не могу». Все-таки пробует пачкать черной краской лист бумаги. Попытки рисовать продолжаются на последующих сеансах: раскрашивает листы разными цветными полосами. С 16-го сеанса пытается играть с куклой, которая надевается на руку - собачкой. Потом с двумя - собачкой и поросенком. Озвучивает игру разными голосами. С удовольствием работает с красками и глиной. Научилась рисовать солнце, домик и травку. С 22-го сеанса к игре в «домик» практически не возвращается, придумывает сама различные сюжеты и озвучивает их. Речь эмоционально окрашена. Каждый последующий сеанс приносил, что-то новое, девочка менялась на глазах: становилась более активной, коммуникабельной и эмоциональной. В речи появилось «Я умею», «Я могу». В процессе терапии, происходили позитивные изменения в поведении девочки: по словам учителя, она становилась активнее, стала читать, сначала очень тихо, потом громче, пробовала разные формы поведения: ущипнула мальчика, который ее толкнул, подралась с девочкой, которая ее обидела (раньше таких реакций не было). Самым замечательным было то, что контрольную работу по математике Юля решила на «четверку» и по чтению теперь тоже получает «четверки», твердая «тройка» - по письму. Конечно, нужно признать огромные усилия семьи Юли, особенно, - папы.